Елена Вареньевна (elen_ibn_jam) wrote,
Елена Вареньевна
elen_ibn_jam

Category:

про воду

Я не гидрогеолог ни разу. Мне просто интересна эта проблема, и, ясное дело, волнует, что будет дальше.
Кое-что читала-слышала. Запишу для себя.





1. У нас вода есть.
У нас - это в нашем конкретном регионе Северо-Западного Крыма, где большие артезианские пласты. Питьевой водой мы обеспечены в достатке, в отличие от многих районов Крыма.
Но для полива использовалась вода Северо-Крымского канала.

2. Если копнуть историю - как-то ведь жили люди в Крыму? Без канала?
Конечно. Очень интересная статья - «В парке Чаир распускаются розы. В парке Чаир расцветает миндаль…» - о горном садоводстве в Крыму: оно не было интенсивным, по максимуму приспосабливалось к природным условиям.

3. А как же степная часть Крыма? Как я понимаю, до периода "интенсификации сельского хозяйства" воды вполне хватало.
Почему не стало хватать, если ее много?
Ответы - в другой хорошей статье - о подземных водах Крыма. Я скопирую главу сюда, потому как она есть только в гуглокеше, сайт не работает. Статья старая! Но инфа интересная. Кому лень читать - можно прокрутить до второй черты )))
(Выделение - мое!)


Степной Крым

Крымская степь... Когда-то безлюдная и суровая, она использовалась главным образом как пастбище. Современная степь исчерчена светлыми лентами шоссейных дорог, лесополосами; всюду простираются виноградники, посевы зерновых культур, Массивы садов. Сотни тысяч гектаров орошаемых земель дают богатые урожаи, и это стало возможным благодаря воде. Не только той, что за сотни километров пришла к нам от далекой Каховки по Северо-Крымскому каналу, но и той, что таилась глубоко в земных недрах, а потом попала н а поля, сады, в дома людей.

Для того, чтобы добыть воду из-под земли, пробурены сотни скважин; из них ее откачивают насосами. Если на определенном участке расположено несколько скважин (количество и расстояние между ними рассчитывается по специальным формулам), то этот участок с о всеми водоподъемными сооружениями называется водозабором. Около сорока водозаборов, не считая одиночных скважин, снабжают крымские города и селения. Может случиться, что, свернув с проезжей дороги на малозаметный проселок, вы попадете на огороженную площадь со стоящими в разных местах небольшими домиками. В этих домиках не живут люди, в них, над оголовками скважин, находятся насосы и сигнальная аппаратура. Вода из каждой скважины поступает в трубопровод, по которому и подается потребителю. Схема как будто проста. Чего, казалось бы, проще — пробурил скважину (а это при современных возможностях сравнительно простое дело) и качай себе воду, мало — бури вторую, третью и так далее. На самом деле все обстоит гораздо сложнее, с эксплуатацией подземных вод связано множество проблем. Основные — это поиски скоплений подземных вод, определение их запасов и качества, прогноз изменений гидрогеологических условий в процессе их эксплуатации. Основная особенность, отличающая подземные воды от других полезных ископаемых, извлекаемых человеком из земных недр, — это их возобновляемость. Однако до определенного предела. Если отбирать воды больше строго рассчитанного количества, неизбежно наступит истощение месторождения. Такое нередко бывает в практике водоснабжения, в частности, и у нас в Крыму.

Степной Крым хорошо изучен в гидрогеологическом отношении. Первая артезианская скважина была здесь пробурена в середине прошлого века на территории нынешнего села Войково. Скважина вскрыла мощный водоносный горизонт. С тех пор и до настоящего времени продолжается изучение гидрогеологических условий степной части полуострова. Тысячи скважин с различными целями пробурены здесь геологами, гидрогеологами, нефтяниками, геофизиками. Обобщение результатов бурения и многих других материалов позволило выделит ь в степном Крыму несколько гидрогеологических районов. Наиболее обширным из них является южная часть Северо-Сивашского артезианского бассейна, расположенного в пределах Красноперекопского, Джанкойского, Первомайского, Раздольненского, Ч ерноморского и северной части Красногвардейского административных районов. Крупными гидрогеологическими районами являются Белогорский артезианский бассейн (куда входят восточная часть Джанкойского района, восточная часть Белогорского рай она, Нижнегорский, Кировский, Советский районы), Альминский артезианский бассейн (южная часть Сакского, западная часть Симферопольского, западная часть Бахчисарайского района, часть территории, входящей в черту г. Севастополя).

Артезианские бассейны в геологическом отношении соответствуют гигантским прогибам в земной коре. Земные слои, которые на их краях выходят на поверхность, в центре прогибов могут погружаться на глубину, измеряемую сотнями и даже тысячами метров. А раз есть прогибы, должны быть и поднятия. Они и отделяют друг от друга упомянутые выше артезианские бассейны. Это так называемые Новоселовское (Сакский и западная часть Красногвардейского района) и Симферопольское (восточная часть Симферопольского и западная часть Белогорского района) поднятия. В пределах каждого гидрогеологического района существуют свои, более мелкие подразделения.

Как и в горном Крыму, огромное значение в обводнении земных слоев играет карст. Но здесь он имеет свои характерные особенности. Для того чтобы разобраться в них, коснемся еще раз геологии степного Крыма.

Если бы можно было гигантским ножом рассечь горные породы в равнинной части полуострова, полученный разрез очень напомнил бы слоеный пирог, в котором каждый слой, соответствующий той или иной породе, отличается от соседнего своим составом и возрастом . При этом в разных местах толщина слоев и их количество значительно отличаются друг от друга. В прогибах (им соответствуют артезианские бассейны) слоев больше на поднятиях меньше. Каждый слой либо может пропускать воду и потому обводнен, либо не может ( в этом случае он называется водоупором). Обычно породы, содержащие подземные воды, называют водоносным горизонтом, если это один слой, или водоносным комплексом, если слоев несколько. Название им дается по возрасту горных пород. Наиболее водообильными в степном Крыму являются понт-меотический, сарматский водоносные комплексы и среднемиоценовый водоносный горизонт. Породы названных комплексов большей частью представлены известняками. А там, где есть известняки и движущаяся вода, неизбежно возникает карст . Поверхностные карстовые формы — воронки, провалы и т. п. — в этих местах почти отсутствуют, зато глубинные, то есть те, что скрыты глубоко в недрах земли, развиты довольно широко. Непосредственно увидеть и исследовать их нельзя (так сказать, в активном состоянии, когда по ним движется вода), они обнаруживаются при бурении скважин и других горных работах. О карсте степного Крыма специалистам стало известно в результате изысканий, проводившихся на трассе будущего Северо-Крымского канала. При бурении скважин в известняках сарматского яруса бывали случаи, когда буровой инструмент проваливался на 1-1,5 м. А это означало, что в тех местах на значительной глубине от поверхности земли развиты карстовые полости, минимальный диаметр которых — 1,5 м.

Тот, кому доведется побывать на действующем карьере в степном Крыму, внимательно всмотревшись, увидит, что некоторые слои крупнопористых ракушечных известняков толщиной до 1 м. как бы изъедены крупными и мелкими отверстиями (геологи называют их кавернами). Это результат развития карста, процесса, который уничтожает породу, растворяя кальцит. Иногда в массиве крепкой, монолитной породы образуются крупные полости, частично заполненные песком (оставшимся нерастворенным остатком). Предполагается, что за счет выщелачивания мощность карстующихся пород может уменьшиться на 30-50%. Карстовые процессы приводят к увеличению объема пустот, а следовательно, к повышению водопропускной способности. Последняя увеличивается в десятки и сотни раз в местах, где «поработал» карст.

Итак, наличие водопроницаемых, растворимых пород и воды является необходимым условием образования водоносных горизонтов в степном Крыму. Но в разных породах и на разных территориях воды может содержаться больше или меньше. Поэтому для каждого гидрогеологического района определяется количество воды, которое содержится в недрах этой территории. Подсчет ведется для каждого водоносного горизонта или комплекса с использованием всех имеющихся скважин, данных об осадках в области питания, величине водосборов и т. д. После того, как установлено наличие воды и ее приблизительное количество на территории бассейнов, начинается разведка участков. Выбор участка определяется, с одной стороны, соображениями удобства эксплуатации (близость к потребителю, например), с другой — конкретными геологическими условиями (скажем, возможностью концентрации значительных запасов воды). После разведки определяется количество воды, которое можно отобрать на том или ином участке.

Однако не всегда на разведанных участках сразу же сооружают водозаборы для водоснабжения. Бывает, что они долго ждут своего часа, так сказать, резервируются, пока не возникает настоятельная необходимость.

Мы уже знаем, что запасы подземных вод восполняются, и, если пользоваться ими разумно, можно веками добывать из-под земли прекрасную по качеству воду. К сожалению, так происходит не всегда. Из-за того, что пресная вода до недавнего времени интенсивно использовалась не только для бытовых, но и для сельскохозяйственных нужд (для орошения), отбор ее в 1975 г. на 23% превышал естественное питание. Даже использование для орошения вод Северо-Крымского канала, начавшееся в 1964 г., не привело к значительном у уменьшению отбора подземных вод: в 1969 г. водой, отбираемой из 2300 скважин, орошалось 63 000 гектаров, к 1972 г. число скважин увеличилось до 2600, а орошаемые площади возросли на 10%*.

информация* Лущик А. В. Проблемы рационального использования запасов пресных подземных вод в районе степного Крыма. Журн. «Водные ресурсы», М., 1976, № 4.

Глубокая тревога о судьбе подземных вод в равнинном Крыму прозвучала в статье крымских гидрогеологов А. Басса и А. Лущика, опубликованной в газете «Крымская правда» 7 марта 1975 г. Ими установлено, в частности, что за десятилетие (1965-1975 гг.) во многих районах Крыма уровень подземных вод ежегодно понижался от десятков сантиметров до 1,5 м. В Красноперекопском, Первомайском, Раздольненском районах за период эксплуатации этот уровень понизился на 15 м., а на востоке Красногвардейского, в Нижнегорско м и Кировском районах — на 25 м. Печальный рекорд! Ведь такое положение грозит не только истощением запасов подземных вод. В некоторых районах, где пресные воды граничат с водами минерализованными, не годными к употреблению, начинают «идти в наступление» соленые воды. Так, в Красноперекопском районе в направлении с севера на юг соленые воды движутся со скоростью 200-440 м. в год. Это выводит из строя эксплуатационные скважины. В одном Красноперекопске за десять лет пришли в негодность 16 скважин из 18. В г. Керчи из-за нерасчетливой откачки воды из эксплуатационного горизонта создалась угроза проникновения туда морской воды и поступления соленых вод из нижних горизонтов. Пришлось центр водоотбора перенести из прибрежной зоны на более удаленные от моря участки. В Евпатории подземную воду отбирали в количестве, в два раза превышающем естественное пополнение запасов. Результатом явилось проникновение соленых вод из вышележащих отложений.

Интенсивное орошение также оказывает влияние на основные водоносные горизонты, особенно там, где они подходят близко к поверхности земли. На Тарханкутском плато, например, в зоне орошения земель водами Северо-Крымского канала через два-три дня после начала поливов уровни в местах фильтрации поднимаются до 6-10 м. Это отнюдь не значит, что здесь повсеместно формируются новые запасы высококачественных подземных вод. Фильтрующиеся воды, проходя через глины и суглинки, богатые гипсовыми солями, обогащают ся ионами сульфатов и хлоридов, то есть становятся солоноватыми. Кроме того, с орошаемых полей, садов и виноградников вместе с просачивающейся водой в нижние горизонты попадают разнообразные стойкие ядохимикаты, гербициды, пестициды и т. п.

Каков же выход из создавшегося положения? Ученые подсказывают: нужно, чтобы решение проблемы носило комплексный характер, и главную роль в этом должны сыграть воды Северо-Крымского канала. Коль скоро подземные водные запасы истощены, а на поверхности земли течет огромная рукотворная река, надо попытаться пополнить их за счет вод канала.

Экспериментальные работы были начаты еще в 1972 г. по инициативе начальника отдела гидрогеологии объединения «Крымморгеология» А. А. Коджаспирова сотрудниками Крымской комплексной геологоразведочной экспедиции. Было выбрано самое «опасное» (в смысле засоления пресных вод) место — в районе г. Красноперекопска. Здесь в поглощающие скважины были закачаны пресные воды из Северо-Крымского канала. Опыт дал благоприятные результаты. Установка по нагнетанию воды производительностью до 24 тысяч м.3 в сутки в 1972 г. была передана для эксплуатации Красноперекопскому управлению оросительных систем «Облмелиоводхоза».

Эта и другие аналогичные работы в степном Крыму позволили гидрогеологам геологоразведочной экспедиции сделать необходимые расчеты. Оказалось, что для того, чтобы приостановить процесс засоления пресных вод, на линии Красноперекопск—Джанкой протяженностью до 50 км. в подземные горизонты необходимо ежесуточно нагнетать примерно 1,1-1,3 миллиона кубометров пресной воды.

Это одна сторона решения проблемы, другая состоит в экономном расходовании подземных вод. Областной Совет народных депутатов принял ряд решений о рациональной эксплуатации артезианских скважин. Особое внимание уделено вопросу сокращения расходования в оды, идущей на орошение. Для всех хозяйств области установлены лимиты воды, используемой для полива, намечены мероприятия по улучшению санитарно-технического содержания скважин.

Уже несколько лет Государственной водной инспекцией Крыма проводится паспортизация всех подземных водных объектов области. С 1978 г. ни один из них не может быть использован без наличия единого паспорта, утвержденного Министерством мелиорации и водного хозяйства. При паспортизации каждый подземный источник был оборудован зоной санитарной охраны первого пояса с оградами, павильонами для насосов, водомерами; на них заведена соответствующая документация. Устья скважин загерметизированы, недействующие скважины затампонированы. Многие организации помогали Госводинспекции в этом важном государственном деле.

Кроме указанных мер, принимаются и будут приниматься другие: оборотное водоснабжение, замена на ряде предприятий пресной воды технической и т. д. Это поможет решить проблему сохранения и разумного использования природных запасов воды в Крыму.


Коротко - вывод: артезианские пласты - сообщающиеся сосуды, в том числе и с самым большим водоемом - Черным морем. Интенсивное опустошение водоносных слоев приводит к забросу в карстовые пустоты минерализованной и даже морской воды, после чего горизонт становится непригодным для питья и полива.
Так что, если канал не заработает, мы можем остаться без воды.

Но еще раз подчеркну - статья старая.
Переходим к следующему пункту.

4. В начале 2000-х наш регион страдал от затопления. Почему?
Я не гидрогеолог, но понимаю это так.
Сельское хозяйство в 90-е развалилось, вода Северо-Крымского канала уже расходовалась не так интенсивно, но поступала.
К тому же - подчеркнула в тексте статьи - в степной части Крыма имеется немало обширных карстовых пустот.
Как строили канал, мне когда-то рассказал знакомый, работавший в те годы водителем КАМАЗа: как водится, воровали цемент и гидроизоляцию. На его глазах шедший впереди КАМАЗ провалился в размокшую пустоту недалеко от русла канала. После заполнения Межгорного водохранилища (с.Скворцово) вода попросту... ушла.
Это я к чему? Вода дырочку найдет - и стечет туда, где ниже.
А ниже - наш район. Вот и натекло за 30 лет. А обострилось, когда рухнуло сельское хозяйство. (О, сколько труб с полей в те годы было вывезено на металлолом!)
У нас подтопило несколько сел, поднималась вода в пресной части лиманных озер, рискуя нарушить баланс соленых; опреснилось озеро Кизил-Яр.

5. Что касается остальной части Крыма - тут я не спец. Своими глазами видела только, что уровень воды во многих водохранилищах, в Симферопольском в том числе, за последние годы резко упал: они питаются за счет рек, сказались малоснежные зимы и дефицит дождей.
Поэтому какая-то мифическая переброска труб и бурение скважин (вроде как в новостях что-то такое было, с участием инженерных войск) проблемы не решат, мне кажется.

Что будет дальше - посмотрим.
Tags: Крым, не закончен февраль
Subscribe

  • Самый лучший день!

    Я осень люблю безмерно. Каждый ее день. Но иногда бывают дни необыкновенные, насыщенные впечатлениями, ощущениями. Вот и 8 ноября случился как раз…

  • 10.10.2020. Поход на Чатырдаг.

    Нет, к дате мы не подгадывали. Просто решили сходить куда-нибудь. Нелирическое отступление. Что-то я в этом году никакая. В том смысле, что ничего…

  • Озеро Финарос

    У нас на работе традиция: каждый год 31 декабря мы ходим в баню в канун Дня учителя мы едем в красивое место. Красивых мест в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Самый лучший день!

    Я осень люблю безмерно. Каждый ее день. Но иногда бывают дни необыкновенные, насыщенные впечатлениями, ощущениями. Вот и 8 ноября случился как раз…

  • 10.10.2020. Поход на Чатырдаг.

    Нет, к дате мы не подгадывали. Просто решили сходить куда-нибудь. Нелирическое отступление. Что-то я в этом году никакая. В том смысле, что ничего…

  • Озеро Финарос

    У нас на работе традиция: каждый год 31 декабря мы ходим в баню в канун Дня учителя мы едем в красивое место. Красивых мест в…